Привет! Поздравляю! Книга снова доступна! Как вам новая редакция?
Шаблоны Joomla здесь

Боевые действия в Алжире: 1962-1964 гг.

 

  Нарастание напряженности на севере Африки в середине XX в, стало следствием длительной, более чем вековой колонизации Алжира Францией. Особенно широкий размах национально-освободительная борьба алжирского народа приобрела после Второй мировой войны 1939 - 1945 гг. Проведенная к началу 50-х годов модификация французской колониальной империи положение в Алжире мало изменила.   Абсолютное большинство коренного населения этой страны не имело права занимать высокие государственные посты, было ограничено в избирательных правах. Практическими хозяевами Алжира по-прежнему оставались колониальные власти и верхушка французских поселенцев, владевшая основными богатствами страны. В сельских районах им принадлежали наиболее плодородные и удобные для обработки земли, в то время как около 70% алжирских крестьян вообще не имели земли. Рабочие-алжирцы за одинаковый труд получали более низкую, чей французы, заработную плату. В нищенском положении находились и представители алжирской интеллигенции.
  Таковы были важнейшие общественно-политические предпосылки, обусловившие рост национально-освободительного движения алжирского народа, переросшего с 1 ноября 1954 г., в вооруженную борьбу против французского колониального господства. Возглавлял движение за независимость Фронт национального освобождения (ФНО) Алжира, опиравшийся на широкие народные массы, Армию национального освобождения и местные подпольные организации. К 1955 г. Армия национального освобождения увеличилась с трех до нескольких десятков тысяч обученных и закаленных в огне бойцов. Она пользовалась повсеместной поддержкой широких слоев населения и, оставаясь неуловимой, стала наносить колонизаторам ощутимые потери.
  Советский Союз в рамках развязанной против него странами Запада «холодной войны» решительно поддержал борьбу колониального народа Алжира. В 1955 г., когда национально - освободительная борьба охватила фактически всю его территорию, делегация СССР на пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН выступила с заявлением о международном характере алжирского вопроса, призвала государства - членов ООН признать за алжирцами право воюющей стороны. Советское руководство оказывало всемерную дипломатическую поддержку в ООН и сформированному в 1958 г. Временному правительству Алжирской Республики (ВПАР). Глава правительства СССР Н. Хрущев отмечал, что борьба алжирцев против французских колонизаторов - «это освободительная война. Мы признаем такие войны, помогаем и будем помогать народам, борющимся за свою свободу». Советский Союз помогал алжирской Армии национального освобождения оружием и другим имуществом.
  Аналогичную позицию по отношению к Алжиру по инициативе СССР занимали Болгария и Югославия. Оценивая военную помощь соцстран вооруженным силам Алжира, один из лидеров этой страны в 50-60-е годы писал: «Армия национального освобождения смогла оценить чрезвычайно важную помощь а снабжении оружием со стороны социалистических стран, особенно СССР. Это оружие доставлялось к нам морским путей благодаря Египту, Болгарии и Югославии».
  В боевых действиях в Алжире участвовали 337 советских военных советников и специалистов. Они способствовали организационно-кадровому укреплению алжирской армии, улучшению планирования операций против колониальных войск Франции, в результате французское правительство вынуждено было пойти на переговоры с ВПАР. 18 марта 1962 г. стороны подписали соглашение, предусматривавшее прекращение военных действий и предоставление Алжиру независимости. На следующий день советское правительство направило Временному правительству телеграмму с признанием нового руководства Алжира и выразило готовность установить дипломатические отношения. В октябре 1962 г. в Алжир прибыл первый советский посол.
  Сбросивший колониальное иго алжирский народ встал на путь строительства суверенного государства и проведения прогрессивных социально-экономических преобразований. Однако этому препятствовало «наследство*- завершившейся войны. Связи Алжира с внешним миром в значительной мере вешали сплошные минные заграждения созданные французами вдоль алжиро-марокканской и алжиро-тунисской границ. Еще в 1959 г. граница с Марокко на всех наиболее важных участках была перекрыта минными полями, системой постов и проволочными заграждениями (560 км, в той числе 430 км электрифицированных). Вдоль границы с Тунисом протянулись 1500 км электрифицированных проволочных заграждений, усиленных сплошными минными полями. По оценкам некоторых очевидцев, несколько французских саперных батальонов на границе Алжира с Марокко и Тунисом оборудовали полосу заграждений, состоящих из многих рядов заминированной колючей проволоки, часть которой находилась под напряжением в 6000 вольт. На каждом километре в полосе от 3-5 до 15 км в земле находилось до 20 тыс. «всевозможных минных сюрпризов». Полоса заграждений постоянно совершенствовалась. По свидетельству бывшего колониста и полковника ВВС Франции в Алжире, а затем известного писателя Ж. Руа, не проходило недели, чтобы руководство зоной безопасности на алжиро-тунисской границе не придумывало и не устанавливало «новую ловушку», которую было еще труднее преодолеть. Каждый метр земли начинялся «выпрыгивающими» минами и тщательно опутывало* колючей проволокой. Для того чтобы расширить сектора стрельбы французских орудий, в приграничной полосе вырубали деревья и сносили дома. Заграждения оборудовали автоматизированной системой сигнализации. Ж. Руа полагал, что «только безумец осмелился бы ступить на эту землю.,.». Иными словами, французские заградительные полосы к 1962 г, достигли такого высокого уровня инженерного оборудования, какого не достигалось в период Второй мировой войны.
  Жизнь алжирцев в приграничных районах площадью до 100 тыс. кв. км. была по существу парализована. На минах подрывались мирные граждане, гибли сотни голов скота.
  Армия молодого независимого Алжира не могла самостоятельно разминировать многокилометровые участки, несущие беды населению. Поэтому руководство страны вынуждено было обратиться за помощью к ряду европейских государств (Западной Германии, Италии, Швейцарии), но получило отказ или были запрошены суммы в два и более миллиардов франков. Причем, некоторые соглашавшиеся на работы иностранные фирмы не располагали ни достаточным техническим потенциалом, ни опытом выполнения подобного рода работ. К примеру, начавшая работы группа итальянцев под руководством отставного генерала И. Армадо из одной частной компании из-за подрыва на минах нескольких человек вынуждена была вскоре свернуть разминирование.
  В этих условиях правительство Алжира направило в сентябре 1962 г. телеграмму руководству СССР, в которой излагалась просьба оказать содействие в уничтожении минно-взрывных и иных заграждений. Советская сторона согласилась. 11 октября 1962 г. в Алжир прибыла первая группа из десяти офицеров - специалистов минного дела. В нее вошли преимущественно опытные саперы, прошедшие суровую школу Великой Отечественной войны. Руководитель группы генерал-майор инженерных войск П. Фадеев имея за плечами тридцать пять лет армейской службы. В годы войны он прошел путь от командира корпусного саперного батальона на Западном фронте в 1941 г, до начальника инженерных войск 6-й гвардейской танковой армии в Забайкалье в августе 1945 г. За подвиги под Смоленском, Сталинградом, Прохоровной, Киевом, Прагой и на перевалах Хингзна Петр Иванович был удостоен многих государственных наград.
  На алжирской земле советские офицеры столкнулись с рядом исключительно сложных проблем. Во-первых, им пришлось скрупулезно изучить и расшифровать неряшливо составленные французскими колонизаторами схемы минных полей. Во-вторых, выработать нестандартные приемы и способы обезвреживания неизвестных ранее мин французского и американского производства (пластмассовых, фугасных, «выпрыгивающих» и т.п.). В-третьих, найти технические решения для удаления с минных полей густых проволочных заграждений. В-четвертых, адаптироваться к выполнению ответственных работ в условиях жаркого климата, запыленности и дефицита традиционного питания. Наконец, советские саперы призваны были передать алжирский военнослужащий свой неоценимый практический опыт разминирования.
  В поиске новых приемов и методов обезвреживания новых типов мин в условиях обильных проволочных заграждений участвовали все офицеры, а также прибывшие позже сержанты и солдаты срочной службы. Прежде всего, выяснилось, что стандартный миноискатель непригоден для обнаружения мин, в которых и корпус, и взрыватель, и детонатор сделаны из пластмассы. Советские саперы стали изготавливать из подручных средств легкие тралы, специальные бороны и другие приспособления. Острой оказалась проблема снятия с минных попей стальной колючей проволоки. Тяжелая, опасная, напряженная боевая работа. Тягачи - тралы двигались в клубах пыли, огня и дыма, сотрясаемые непрерывными разрывами мин. За их рычагами находились обыкновенные советские парни, солдаты и сержанты срочной службы. Им, привыкший к умеренному климату на Родине, приходилось выполнять интернациональный долг в исключительно экстремальных условиях. В летние месяцы температура внутри тягачей достигала 60-70 градусов. Да и интенсивность работы была высокой. Случалось, что за один день советские военнослужащие обезвреживали до двух с половиной тысяч мин. Приобретался опыт, совершенствовались приемы и способы разминирования. Советские воины выполняли опасную задачу все увереннее и увереннее, к осени 1963 г. на боевом счету у каждого из них было 10-15 тыс. обезвреженных мин. Советские воины-интернационалисты в течение двух лет с честью, а порой с риском для жизни решали задачу по разминированию территории Алжира.
  Их боевая работа не обошлась без жертв, ранений и увечий. Одно из сельскохозяйственных угодий на западе Алжирской Народной Демократической Республики до сих пор носит имя ефрейтора Николая Пяскорского. Храбрый советский воин обнаружил в алжирской земле, обезвредил и уничтожил более 10 тыс. различных противопехотных, в том числе около 300 крайне опасных «выпрыгивающих» осколочных мин натяжного и нажимного действия, но одна из них оборвала жизнь Николая. Это был единственный случай гибели советского воина от подрыва на мине.
  Всего же при выполнении интернационального долга в Алжире погибли в катастрофах и при других обстоятельствах, умерли от ран и болезней 25 советских специалистов. Вклад небольшого военного контингента СССР, выполнявшего интернациональный долг в Алжире, трудно переоценить. Советские офицеры, сержанты и солдаты обезвредили более 1,5 млн. мин, возвратили алжирскому народу несколько тысяч гектаров плодородной земли.
  В течение 1962-1964 гг. еще более окрепла зародившаяся в период национально-освободительной борьбы алжиро-советская дружба. С самого начала нахождения в Алжире советские саперы уделяли особое внимание подготовке специалистов по разминированию из офицеров и солдат алжирской армии. Последняя группа советских специалистов мнимо-взрывного дела покинула Алжир в июне 1965 г. Их титаническую работу алжирский народ оценил как проявление высшей гуманности и подлинного братства. Бескорыстная помощь советских воинов в разминировании территории Алжира явилась одной из ярких составляющих советско-алжирского военного сотрудничества. Глава Алжирской Республики X. Бумедьен по этому поводу заявлял: «Мы имели возможность воочию убедиться в искренности сотрудничества, когда советские военные специалисты проявили подлинный героизм, очищая от ник алжирскую землю».
  Большая группа саперов, возвратившихся из Алжира, была удостоена государственных наград СССР. Однако советско-алжирское военное сотрудничество в 1965 г. не прекратилось. От оказания помощи в разминировании территории оно перешло к созданию боеспособных вооруженных сил независимого алжирского государства. Сформированная в период длительной борьбы с французскими колонизаторами Армия национального освобождения Алжира имела богатый, но специфический опыт партизанских боевых действий. Поэтому с переходом на мирный режим жизни государству потребовалась компактная регулярная армия. Для ее создания Алжир не имел ни необходимого вооружения, ни подготовленных командных кадров. Поэтому за помощью алжирское руководство обратилось в первую очередь к своему надежному и проверенному другу - Советскому Союзу. 1965 г. характеризовался многочисленными взаимными визитами правительственных и военных делегаций двух стран. В ходе них были подтверждены и развиты практические вопросы советско-алжирского военного сотрудничества, уточнены объемы, сроки и виды поставок советского вооружения для Национальной народной армии Алжира, формы оказания ей помощи в обучении личного состава и квалифицированной подготовки офицерских кадров.
  В результате сотрудничества по различным направлениям к концу 70-х годов Алжир стал располагать хорошо подготовленными вооруженными силами. Самое широкое содействие в обучении алжирских военнослужащих и в ознакомлении их с советским вооружением оказывали командированные в Алжир из СССР военные советники и специалисты, которые достойно выполняли интернациональный долг в воинских частях, учреждениях и военно-учебных заведениях. В гарнизонах Арзева, Сиди-Бель-Абесса, Беширз и Орана советские военные советники и специалисты помогали алжирскому командованию, командирам сведи нений и частей в организации боевой подготовки, повышении боевой готовности войск, освоении личным составом вооружения и техники. В основных местах дислокации видов вооруженных сил: сухопутных войск - в Батие, военно-воздушных сил - в Уаргле, военно-морского флота -в Мерс-эль-Кебире - они оказывали содействие в обустройстве учебных центров, полигонов, в разработке планов проведения учений и тренировок.
  Важным направлением укрепления алжирских вооруженных сил являлась подготовка национальных офицерских кадров, которая проводилась а училищах и Военной академии Алжира высококвалифицированными советскими специалистами. Педагоги из СССР фактически выступали в роли наставников, помогали алжирским преподавателям готовить лекции и практические занятия, участвовали в создании учебно-материальной базы и постановке учебного процесса училищ и академии. Советские военные советники и специалисты находились в сложных условиях африканского государства. Порой они вынуждены были испытывать недоверие и подозрительность со стороны египетских коллег, учитывать при общении с ними национальные особенности и обычаи страны пребывания, проявлять дипломатический такт и т.п. Советское военное присутствие в Алжире, оказание ему бескорыстной помощи в разминировании территории, содействие в строительстве национальных вооруженных сил вошло в историю отношений двух стран благородной страницей. Несмотря на некоторое охлаждение военных связей после смерти алжирского лидера X. Бумедвана в 1978 г. в Алжирской Народной Демократической Республике сохраняется светлая память о советских воинах-саперах, о военных советниках и специалистах, пришедших на помощь молодому государству в трудное время.

 Анатолий  Цвеловский

   
© Анатолий Цвеловский 2019г@Все права защищены