Привет! Поздравляю! Книга снова доступна! Как вам новая редакция?
Joomla модули на http://joomla3x.ru и компоненты.

ЗАВРАЖНОВ Юрий Иванович 

 

  

 

  Полковник запаса - коренной  ковровчанин.  В 60-х он окончил Ленинградскую артил­лерийскую академию и всю жизнь посвятил   армии. 2 года, с августа 1987 по август 1989-го, служил в Анголе. 
  «Мы повергали  «унитовцев»  в панику...» «Молодые независимые государства Африки нуждается в советских специалистах», —   сообщали в 70-е годы дикторы в выпусках новостей. Не уточнялось, какие именно спецы нужны «молодым и независимым». Но в   Коврове уже тогда и не понаслышке знали: речь идет о военных советниках. «Независимость» африканцы отстаивали с   ковровским оружием в своих не слишком умелых руках. Гранатометы и зенитные комплексы производства КМЗ, дегтяревские   пулеметы оглашали очередями знойные пустыни. Советники не всегда принимали активное участие в боях, но жизнью и   здоровьем рисковать приходилось постоянно. Никто из тех, кого отправляли из Шереметьево в южном направлении, не знал, чем   закончится командировка. Автоматной очередью, выпущенной из М-16 или «Узи», или «просто» малярией с летальным исходом?   Юрий Иванович был специалистом по кадрам, советником начальника управления кадров ангольской армии. Там уже несколько   лет шла война правительственных войск с группировкой «УНИТА». 
   В 1987 году я служил в Ереване начальником отдела кадров. Лето в Армении стояло жаркое. Меня вызвал военком, и я узнал,   что армянский зной скоро покажется мне заморозками, - вспоминает Юрий Иванович. - Несколько проверок на физподготовку и   идеологический настрой, а потом в Москву, в Шереметьево. Мне разрешили сообщить о пункте назначения родным. Жена знала,   куда и зачем меня отправляют. В принципе, была возможность взять семью с собой, но я решил ехать один. В Анголу. Там срочно потребовался кадровик. Комплектовались отряды бойцовля борьбы с «унитовцами».
   Военспецы из ЮАР и США, готовившие «унитовцев», имели дело с уже обученными и дисциплинированными бойцами. Прежде, когда Ангола была португальской колонией, эти солдаты составляли туземную часть регулярных войск. После провозглашения независимости Анголы и прихода к власти там просоветского режима Агостиньо Нето, они ушли в джунгли и начали боевые действия против правительства. В Анголе началась, по сути,  гражданская война. Сражались на стороне «УНИТА» и наемники из Германии, Австрии, Франции, ЮАР и некоторых других государств. Противопоставить «унитовцам»  в Анголе по сути было некого. Советское оружие, которого у правительственных войск было в достатке, превосходило американские и израильские аналоги. Но из него нужно было хотя бы уметь стрелять.  
  Помню, после инструктажа одному такому воину дали в руки автомат и посадили на огневой рубеж. После сигнала к атаке воин-освободитель расстрелял весь боезапас в воздух и блаженно затих в окопе. Главное, что ему было нужно, это послушать звук автоматной очереди... Однако в Анголе под пулями больше всего рисковали не ангольцы, а кубинцы. Фидель Кастро пропустил через ангольский конфликт всю свою регулярную армию. Кстати, Куба обрела при этом неоценимый опыт, участвуя в реальных боевых операциях. «Амигосы»  были почти такими же смуглыми, как местные аборигены. Но гораздо более расторопны во время боевых операций. «Унитовцы» не раз бывали обескуражены стремительными атаками и меткостью стрелков. А появление белых вообще повергало противника в панику. Но белые старались в окопах не маячить.  
   Моим подсоветным  лицом  был 36-летний начальник кадровой службы Ангольских ВС,  рассказывает Юрий Иванович.  А звали его Биби, кличка такая. Большинство военачальников обходились лишь кличками и парой классов начальной школы. Тогдашний министр юстиции по прозванью  Педале на общем фоне смотрелся интеллектуалом. Он окончил  аж  5 школьных классов. Что же говорить о рядовом составе! Чтобы без опаски доверить этим людям оружие, правительство СССР взяло на себя  всеангольский  ликбез. Перед отправкой в советские вузы аборигены проходили медкомиссии. Результаты комиссий проходили через меня. Уже тогда среди потенциальных студентов выявлялись массовые случаи ВИЧ-инфекции. Конечно, об отправке этих людей в Россию не могло идти речи, но лечить их тоже было нереально. Просто отпускали... 
  Вскоре после прибытия в страну меня отправили в Куито-Кановале. Населенный пункт состоял из полуразрушенных глиняных мазанок, он считался городом. Там шли бои. Днем невозможно было высунуть носа из укрытий. Но война была не при чем, свои правила диктовало палящее солнце. Перестрелки начинались по ночам, когда жара спадала.    Несмотря на наши чудо-автоматы,  «унитовцы»  стреляли лучше. Солдаты гибли пачками... Однако за десять дней ночных боев задача по закреплению Куито-Кановале воинами-освободителями считалась выполненной. Мы вернулись в Луанду вручать ордена. Кому-то посмертно. По долгу службы мне регулярно приходилось принимать участие в награждениях солдат и офицеров. Награды вручал сам президент молодой республики Душ Сантуш. Он очень любил красивые церемонии и феерические праздники. Война войной, а все протокольные мероприятия по расписанию... Конечно, одними праздниками дело не ограничивалось. Шла подготовка кадров. Одних только офицеров к началу 89-го было подготовлено 30 тысяч человек.
   Моя миссия подходила к концу. Перед самым отъездом в Луанде грянул энергетический кризис. Отключили электроэнергию и водоснабжение. Происки врагов... Европейцы изнемогали без кондиционеров, а местному населению к жаре было не привыкать. Но как жить без воды?.. Последнее, что запомнилось, были негритянские дети, пьющие воду из лужи непонятного происхождения.
  А в России во всю бушевала перестройка. Помощь независимым режимам была уже не в моде, другие заботы у государства появились.
  Что искали мы в той стране далекой? Ответ неясен. Союзников в жарких странах Россия так и не стяжала, за поставки оружия и военной техники большинство режимов до сих пор не расплатилось.
  Ангола в числе наиболее крупных российских должников. Это о деньгах. А погибших в далекой Африке военспецов, офицеров и рядовых уже не вернуть.
  За время службы нашего собеседника, в СССР из Анголы было отправлено 16 цинковых гробов.

   
© Анатолий Цвеловский 2019г@Все права защищены