Привет! Поздравляю! Книга снова доступна! Как вам новая редакция?
nachodki.ru интернет-магазин

Содержание материала

 

ГОРБУНОВ Сергей Владимирович

 

   Сергей Владимирович Горбунов родился в Коврове 7 августа 1960 года. Окончил школу № 10, а в 1979-м – механический техникум транспортного строительства. После года в армии поступил в Рязанское высшее воздушно-десантное училище. В 1984–1987 гг. по распределению служил в Одесском военном округе, а в 1987–1989 гг. – в Афганистане (удостоен ордена Красной Звезды), затем – в Витебске. После распада СССР уволился с должности начальника штаба парашютно-десантного батальона, майором. В 1995-м вернулся в Ковров, работал в УВД, получил второе образование в ВЮИ, от инспектора штаба дослужился до заместителя его начальника. В 2000-м в звании подполковника стал пенсионером МВД. Продолжил работу руководителя уже на гражданке.

   Сергей ехал в Афганистан «зеленым», не обстрелянным старшим лейтенантом. При перелете из Ташкента в Кабул, когда пилот объявил: «Пересекаем границу Афганистана», – многие в мыслях были с близкими, знали: часто самолеты сбивали душманы. Приземлились на огромном аэродроме – горячее, слепящее солнце, масса людей и боевой техники. Новичков распределили по машинам, и колонна двинулась по Кабулу в воинскую часть.

   Пестрые лавки полны изобилием импортных товаров, низкие дома и мазанки, люди в национальных одеждах, спешащие куда-то, – вспомнилась стажировка курсантом в Фергане.

   «Бача» (местная детвора) приветствовала русских в камуфляже радостными возгласами и взмахами рук. Запомнились шикарный президентский дворец с фонтанами и аккуратно подстриженным парком, личной охраной в форме афганской армии, горы вдали – могучие, прикрытые шапками снега... Казалось, какие тут вылазки душманов!

   Первый год служил на границе с Пакистаном, в провинции Шагджой южнее Кандагара. Контролировали дорогу Кабул – Кандагар. Долинная застава Сергея охраняла гарнизон, где, кроме управления, базировались вертолетчики и десантно-штурмовая бригада, не дававшие покоя «духам». Напротив гарнизона скрывалась 10-тысячная группировка врага. Уже поговаривали о выводе войск из Афганистана, но все понимали – дождаться предстоит не всем...В августе душманы решили сломить гарнизон, пополнить силы бронетехникой, оружием и боеприпасами. Обстреливали его ежедневно реактивными снарядами с 15–20 км, и всегда на закате. Осколки-ножи рассекали всё на пути, фосфорные снаряды прожигали насквозь, воспламеняли траву. В щепки разнесенные строения, дым – сложно было понять, жив ли тот, кто только что был рядом. И так – каждый день.

   В августе «духи» пришли ночью, чтобы уничтожить заставу Горбунова, захватить гарнизон и перекрыть главную дорогу. Во втором часу четыре русских бойца дежурили на посту, когда раздался взрыв. Бандиты почти вплотную подошли к блокпосту, но один подорвался на растяжке. По тому месту дежурные сразу открыли огонь, каждая минута могла стоить жизни. Завязался бой. Еще трое или четверо подорвались на «ловушках», двоих наши взяли в плен. Потом их увезли в Кабул, и штаб получил ценную информацию об американских инструкторах, учебных лагерях, планируемых операциях...

   1988-й провели на высоте 2,5 тыс. метров над уровнем моря в 20 км на юг от Кабула. И если в первый год война не так сильно касалась мирного населения, то теперь не жалели и город. Один реактивный снаряд мог стереть с лица земли здание. Подразделение Сергея, базируясь на горе, обнаруживало реактивные установки душманов, сообщало в Кабул, и артиллерийские установки «Нона» их расстреливали.

   Обстановка накалялась с каждой неделей. Командир полка, прибыв на заставу Горбунова, сказал: держитесь, ребята, самое сложное – впереди. Да и местные предупреждали – готовьтесь, вас хотят уничтожить.

   Все попытки душманов захватить заставу были отбиты, а Кабул получил передышку от обстрелов. Поставленную боевую задачу выполнили.

   Только 3 февраля 1989 года застава покинула свои позиции, без потерь совершила марш через Саланг к государственной границе СССР...

   Сергей уверен: кто не был на войне, ничего о ней не знает. Не поймет всей глубины понятия «боевой брат» тот, кто не провожал товарищей с чужбины в цинковых гробах.

  Он был ранен, но вернулся, за это благодарен Богу и судьбе, пусть и иначе, жестче стал смотреть на жизнь.

 

 

   
© Анатолий Цвеловский 2019г@Все права защищены