Joomla модули на http://joomla3x.ru и компоненты.

Содержание материала

ФЕОФАНОВ Владимир Николаевич

 

                                           Дальше нас только бог

   Владимир Николаевич Феофанов с 1986 по 1989гг. руководил медсанбатом в афганском городе Баграм. Его медицинский батальон не уступал по количеству нашей медсанчасти. По словам подполковника, недостатка врачи ни в чем не испытывали.

   Было и медицинское оборудование, и необходимые медикаменты. Работы тоже хватало. Порой одновременно приходилось принимать по 150-200 человек. Особо распространены были пулевые и минно-взрывные ранения с потерей конечностей, инфекционные заболевания.

    Инфекционных больных было много, -вспоминает Владимир Николаевич, - их лечили в специальных госпиталях. И дело не в условиях содержания, а в климате. Земля там не наша, одна взвесь. Как поднимется в апреле, так только к октябрю опустится. А мы этим дышим. Иммунная система больше двух лет не выдерживает.

   Впрочем, большая смертность была и среди афганцев, особенно детская. Местные обращались за помощью в медсанбат. Порой в одной палате десантники лежат, в другой - духи, с которыми они только что воевали. Даже охрану приходилось выставлять, чтобы друг на друга не наскакивали...

   Какой период, с вашей точки зрения, был наиболее сложным?

   Очень трудно было в 1987 году, когда появились стингеры (современная американская пусковая установка)—много наших самолетов и вертолетов посбивали. До этого в моем распоряжении было два медицинских вертолета. С ранениями в голову старались вывозить в Россию в течение трех суток, иначе пролежит здесь 21 день, все медикаменты «съест». А с появлением стингеров вертолеты у нас отобрали и выдали вместо них 10 БТРов. Возили на них раненых в Центральный кабульский госпиталь. Времени затрачивалось больше, носилки в люк не лезли - одни проблемы.

   До Кабула по «зеленке» 70 км. Тут уж и среди врачей большие потери пошли.Какое впечатление произвел на вас афганский народ?Очень талантливые люди. Русский язык могли за неделю выучить. Вместе с матом. Но не приведи господи попасть к ним в плен. Мы для них были агрессоры и неверные, о нормальном отношении не могло быть и речи. А вообще противник был достойный, воевали хорошо. Вот выводов из той войны не сделали - это плохо. Опытные кадры почему-то не попали в Чечню, хотя у опытного офицера и потерь меньше.

   А сейчас бы пошли в Афган?

   Я бы не сказал, что Афганистан стал для меня черным отрезком. Среди людей там были особые отношения, можно сказать, идеальные. Наркоты было много, даже специально подбрасывали. Пробовали многие, в бой командирам выдавали, как противошоковое средство на случай ранения. Но наркоманов я там не встречал.

   В Афгане шла война. Отлаженный механизм с хорошим оснащением и сильным командованием. Приличная боевая машина. Но идеализировать не хочу.

   Никакой романтики. Война - это грязь и горе.

   А лечебное учреждение - концентрация беды.

   До сих пор кошмары снятся. Представляете, что такое брать в руки ампутированную ногу и выбрасывать ее в таз, отправлять родителям «цинки» с сыновьями, оставаться один на один с матерью погибшего солдата?

   Боевые офицеры возвращались в часть с седыми волосами!

   И сейчас хотелось бы пожелать всем ребятам, прошедшим через «горячие точки», найти свое место в современном обществе. А народ пусть не забывает своего солдата. Это уже пытались однажды сделать, теперь икается, никто не горит желанием надеть солдатскую форму. Небезопасное это дело.

 

 

   
© Анатолий Цвеловский 2019г@Все права защищены